Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
20:15 

indr@
Если два человека долго остаются в одной комнате, они рано или поздно начинают трахаться.
Фандом: Reborn
Автор: indr@
Название: Гленофобия
Персонажи: 3YL!Гокудера/Резиновая кукла
Рейтинг: NC-17
Жанр: PWP, крипи, ужасы
От автора: О_о


«Одна, вторая, третья…», - мысленно считает Гокудера. Всего тридцать восемь ступенек отделяют его от съемной квартиры, где наконец, можно будет расслабиться, изнеможенно упав на кровать.
Обожженные пальцы горят так, словно все еще находятся в огне. Тяжелая картонная коробка в руках Гокудеры кажется раскаленной, прожигает до кости.
«Тридцать восемь», - конец его мучениям лежит по ту сторону железной входной двери.
Бросив коробку на пол, Гокудера больше минуты возится с замком. Пальцы совершенно отказываются слушаться. Когда дверь распахивается, обдавая его теплом, Хаято готов выть от боли, проклиная все на свете. Ему кажется, что из ожогов сочится горячая кровь, раздражая свежие раны.
Ударив локтем по выключателю, он поднимает руки на свет и облегченно вздыхает, видя сильное покраснение, вместо уродливых волдырей и почерневшей кожи. Полученные повреждения нисколько не соответствуют болезненным ощущениям, что не может не радовать.
Пинком Гокудера отправляет коробку в квартиру, затем захлопывает за собой дверь, не запирая на ключ. Простой замок для незваных гостей не помеха, а другие гости к Хаято не ходят.
Звонок домашнего телефона в глухой тишине кажется резким и протяжным. Бьет по ушам. Гокудера живет здесь уже третий год, но все никак не привыкнет к этому мерзкому звуку.
Чтобы не тревожить раны, он нажимает локтем кнопку громкой связи, принимая вызов.
- Привет, Гокудера, - раздается в динамике голос напарника, - как твои ожоги?
- Чего хотел? – невнятно отвечает Хаято, пытаясь распечатать зубами новую пачку сигарет, лежащую на столе.
- Я по поводу презента от заказчика. Тот, который он всучил тебе в качестве компенсации за сегодняшнее задание.
- И что с ним? – язык бесполезно скользит по прозрачной упаковке, в которую обернута сигаретная пачка.
- Ты еще не смотрел, что в коробке?
- Нет. Надеюсь это что-нибудь полезное? – наконец, удается уцепиться зубами за маленький целлофановый язычок. Придавив пачку предплечьем, Гокудера дергает головой в сторону, разрывая упаковку.
- Как сказать, - мнется собеседник. – Ты же помнишь, наш заказчик – глава крупной компании, занимающейся товарами для взрослых.
- Ближе к делу, - раздражается Хаято. Впереди еще четыре круга ада: открыть пачку, вытащить фольгу, достать сигарету и, самый сложный этап – прикурить с помощью зажигалки.
- Там резиновая кула. Секс кукла. Для любовных утех, так сказать, - неловко говорит собеседник.
- О господи, - фраза адресована в равной степени, как содержимому коробки, так и хитро завернутой пачке сигарет, которую он точно не сможет распаковать без помощи рук.
Гокудера устало кладет лоб на холодную крышку журнального столика. У него не осталось сил даже на то чтобы разозлиться. Он хочет пить кофе, курить и спать. Именно в такой последовательности.
- Когда мы был на складе, я специально не сказал, что там, - продолжает голос из динамика.
- Хотел сделать сюрприз? – вяло спрашивает Гокудера.
- Боялся, что ты вспылишь и обидишь уважаемого человека.
- О, - морщась от боли, Гокудера достает сигарету. В конце концов, его пальцы не искалечены, а всего лишь сильно болят. Ради сигареты можно и потерпеть. – Я похож на человека, который нуждается в чем-то подобном?
- Нет. Это очень щедрый подарок, но я знал что ты не поймешь этого, поэтому не стал говорить, - терпеливо объясняет напарник.
- Очень мило с твоей стороны, - Хаято с наслаждением выпускает струю сигаретного дыма. Теперь ему на все плевать. Подумаешь, кукла… это ничто, по сравнению с горькой затяжкой дыма, согревающей изнутри.
- Гокудера, не пойми меня неправильно. Это - японская секс-кукла, она отличается от тех, что ты мог видеть раньше. Поэтому, собственно и звоню: они стоят очень дорого, до десяти штук баксов, так что если надумаешь продать свое сокровище – обращайся, я найду покупателя.
- Иди к черту.
- Ладно, я пойму, если захочешь оставить ее себе. Позвонишь, как понадобится работа.
Раздается несколько коротких сигналов извещающих о том, что звонок прерван.

+++

Резко вздрогнув, Гокудера распахивает глаза, ударив кулаком в воздух перед собой. Он готов поклясться, что еще секунду назад, над ним нависала черная тень. Сонно моргнув, Хаято оглядывается по сторонам, в поисках возможного противника. Кроме спящей в ногах кошки и самого Гокудеры, в комнате никого нет.
- Ури, это ты опять проказничаешь? – строго спрашивает Гокудера.
Приоткрыв один янтарно-желтый глаз, кошка окидывает своего хозяина недовольным взглядом. Ури чувствует, что хозяин шутит, но все равно не любит, когда на нее наговаривают.
- Ладно, не злись, - сев на кровати, Гокудера ласково треплет кошку по мохнатому загривку, - мне что-то приснилось. Хочешь молока?
«Конечно хочу, с него и нужно было начинать нашу беседу. Что за невоспитанный мальчишка?», - недовольно говорит Ури по-кошачьи.
- Ты чего так размяукалась? – Гокудера спрыгивает с кровати, чтобы взять пакет с молоком. – Кота что ли хочешь? – налив молока, он озадаченно чешет затылок, - Так где я его найду? Может быть тебе Натс подойдет? Думаю, Десятый не станет возражать против…
«Придурок! - орет Ури, выпуская когти, - Разве можно такое говорить?», - оставив на щеке своего хозяина несколько царапин, она прячется под кроватью.
К счастью, кошки не умеют краснеть, иначе ее щеки сейчас бы пылали от стыда.
«И как можно быть настолько толстокожим? – обиженно орет Ури из-под кровати, - неудивительно, что у тебя никогда не было девушки».
- Заткнись уже, - Гокудера швыряет поломанную зажигалку в ту сторону, где должна быть кошка, - истеричка.

Сев на диван, он неторопливо закуривает. В последний раз Гокудера брал работу полторы недели назад. Хотя за это время он старался особо не тратить деньги, все же его скромные сбережения начали подходить к концу.
Скоро двадцатое число, а значит, Гокудере будет нечем расплачиваться за аренду. Ожоги на пальцах уже почти не беспокоят, но он все еще не в состоянии быстро обращаться с динамитом, поэтому о новом задании не может быть и речи.
- Какой же я идиот! – восклицает Хаято, хлопая себя по лбу.
«Я всегда это говорила», - тихо мяукает Ури под кроватью. Осторожно подползя на животе к краю кровати, она с интересом наблюдает, как ее хозяин пытается вскрыть канцелярским ножом картонную коробку, все это время пылившуюся в углу.

- Моя дорогая арендная плата, - фальшиво напевает Гокудера, суетливо разрезая картон. - Моя… ох, черт…
Заглянув внутрь, он испуганно отшатывается, выбрасывая руки вперед. Из перевернутой коробки на пол выпадает обнаженное тело женщины. Ее свернутая набок голова и вывернутые в суставах руки свидетельствуют о том, что она мертва.
Ури не может спокойно сидеть под кроватью, когда рядом с ней происходят такие интересные события. Крадучись, она подходит к трупу и тянет воздух носом. Тонкое кошачье обоняние улавливает запах новой резины и Ури фыркая, пятится назад. Запах слишком резкий, поэтому в носу свербит так, будто она вынюхала полкило молотого черного перца.
Потеряв всякий интерес, кошка отходит в сторону и принимается деловито вылизывать свою короткую белую шерстку.
«Идиот, девка ненастоящая», - презрительно мяукает Ури.
- Вижу, - огрызается Гокудера, - а выглядит совсем как человек.
«Он понимает, что я говорю?», - от удивления Ури давится собственной шерстью.

Не обращая внимания на откашливающуюся кошку, Гокудера осторожно касается ноги куклы и сразу же одергивает руку назад. Теплая на ощупь. С трудом верится, что это всего лишь резиновая кукла, а не тело женщины, настолько мастерски она сделана. Неудивительно, что эта вещь стоит больших денег.
Хотя, даже язык не поворачивается назвать ее вещью или куклой – тем, чем она является на самом деле.
Перевернув куклу на спину, Гокудера вновь поражается, видя насколько ее лицо похоже на человеческое. Взгляд стеклянных глаз кажется осмысленным и даже укоризненным. Хаято чувствует укол совести за то, что держал в закрытой коробке ее все это время.
- Знаешь, ты очень красивая, - он нежно проводит кончиками пальцев по ее щеке, - прости, что не освободил тебя раньше.

«Беда, - тоскливо думает Ури, - хозяин совсем спятил».

Бережно взяв куклу на руки, Гокудера сажает ее на диван. Ему неприятна мысль о том чтобы оставить ее лежать на полу с вывернутыми конечностями.
- Вот так намного лучше, - ласково говорит Хаято, усадив куклу в естественную позу. Ее ноги раздвинуты и Гокудера видит, что «там» она тоже ничем не отличается от настоящей женщины. Он тянет руку, собираясь просунуть пальцы в резиновое влагалище. Узнать, какая она внутри на ощупь. Ему не с чем сравнивать, но наверняка здесь тоже все очень реалистично.
Не выдержав холодного неприязненного взгляда куклы, он останавливается всего в нескольких сантиметрах от узкой розовой щелки.
- Ладно, - Хаято укрывает ее пледом, - отдыхай.

Подойдя к телефону, он набирает номер своего напарника. Тот обещал ему помочь с продажей этой дорогой игрушки.
«С вами говорит автоответчик. Оставьте свое сообщение после короткого сигнала…»
- Черт! – зло бросает Гокудера, завершая вызов. – Вечно он куда-то пропадает, когда нужен.
Лениво потянувшись, Хаято поворачивает к кошке:
- Ури, будешь консервы?

«Даже если хозяин сбрендил, он все еще продолжает меня кормить. Значит, переживать не о чем», - довольно думает Ури, поедая вкусный мясной фарш.

+++

Выйдя из ванной, Гокудера по привычке бросает мокрое полотенце на пол. Одеваться не хочется, чтобы не прогонять ощущение спокойствия и уюта после пребывания в горячей воде. Стесняться некого - он живет один, а значит, никто не смутится от того что Хаято ходит голяком по квартире.
К счастью, ему сегодня подвернулась плевая работенка, за которую хорошо платили, поэтому настроение у Гокудеры было почти хорошим. Перспектива оказаться на улице ему больше не грозит. По крайней мере, в этом месяце.

Растянувшись на кровати, Хаято нашаривает пульт от телевизора и включает первый попавшийся канал.
- Ну, ничего себе, - удивленно выдыхает он, видя как симпатичная мулатка на экране с наслаждением облизывает темный, покрытый крупными венами член. Камера отодвигается в сторону, показывая мускулистого блондина, с неряшливыми разводами автозагара на теле. Блондин постанывает и тянет мулатку за спутанные волосы, заставляя заглатывать полностью.

Возбуждение накатывает так резко, что из груди непроизвольно вырывается сдавленный стон.
Из-за ожогов, Гокудера в последний раз дрочил, целую вечность назад.
Если он сейчас же не разрядится, его яйца разорвутся от напряжения.

Сплюнув на вспотевшую ладонь, Хаято большим пальцем сдвигает вниз нежную плоть, размазывая теплую слюну по головке. Набухшие от возбуждения соски становятся очень чувствительными, требуют ласки. Гокудера подразнивает их осторожными касаниями, подгоняя себя к оргазму. Чувствуя, что вот-вот кончит, раздвигает ноги и кончиками пальцев, ласкает между ягодиц. Слегка надавив пальцем на анус, он выгибается всем телом и, запрокинув голову назад, встречается с внимательным изучающим взглядом куклы.

В полумраке комнаты, освещаемой лишь телевизором, ее глаза кажутся почти черными, неожиданно враждебными.
Гокудера чувствует, как возбуждение отравляет парализующий тело страх. Он натягивает на себя лежащее рядом одеяло. От этого пристального, немигающего взгляда, его нагота начинает ощущаться как нечто постыдное, неестественное.
Холодея от ужаса, Хаято понимает, что кукла сидит в другой позе, отличающейся от той, в которой он ее оставил с утра.

«Хватит».
Взяв себя в руки, он пересиливает накатывающую панику и заставляет себя успокоиться. Не сводя взгляда с куклы, Гокудера отбрасывает одеяло в сторону и боком подходит к выключателю.
Даже при ярком освещении, кукла кажется живым существом, излучающим неприязнь.

- Ури?! – зовет Гокудера. Он не знает, зачем ему понадобилась кошка, но ее присутствие успокаивает.

Наблюдательная Ури заметила, что атмосфера в комнате изменилась намного раньше своего, увлекшегося дрочкой хозяина, но не подавала виду. Страх пересиливал любопытство – она тоже перестала ощущать эту искусственную девушку, как вещь или предмет обстановки.

Нечто чужеродное вторглось в их тесный мирок, принадлежащий только Ури и ее белобрысому придурку.

- Что ты такое? – громко спрашивает Гокудера, обращаясь к кукле.
Он пытается уловить зрением малейшее шевеление ее резиновых конечностей, но кукла абсолютно неподвижна, как и подобает неодушевленной вещи.

«Какого черта я с ней разговариваю?»
Медленно подойдя к дивану, Гокудера хватает куклу за волосы и тащит к шкафу. Швырнув ее на стопку поглаженного белья, Хаято запирает дверцу на ключ, подпирая стулом для надежности.

На поиски телефонной трубки уходит несколько минут. Дрожащими руками, Гокудера быстро набирает номер:
«С вами говорит автоответчик…».
Сбросив вызов, Гокудера берет со стула рубашку и брюки. Ему нужно выпить и чем скорее, тем лучше.

+++

После четвертого стакана виски, мир становится намного проще и понятнее. Нетвердой походкой, Гокудера входит в гостиную, едва удерживая равновесие.

«Сопьешься ведь, хозяин», - морщит розовый носик Ури, почуяв сильный запах алкоголя. Ее кормилец последнее время все чаще возвращался домой навеселе, что не могло не беспокоить.

Когда он открывает дверцу шкафа, оттуда вываливается кукла, беспомощно падая на пол. Гокудера впадает в оцепенение, видя исцарапанные костяшки резиновых рук и сломанные пластиковые ногти.
Как будто, она пыталась открыть шкаф изнутри.
- Ты ненастоящая! – орет Гокудера, пиная куклу ногой в живот.

Словно в бреду, он садится на нее сверху и сжимает упругую, мягкую на ощупь, искусственную грудь.
- Вещь, - пьяно говорит Хаято, - моя вещь.
Перед ним не живой человек, а всего лишь игрушка, созданная для того чтобы сбрасывать напряжение. Гокудера очень напряжен и сейчас покажет, кто кого должен бояться.

Взгляд, полный ненависти и отчаяния его больше не остановит. Игра воображения, ничего больше. Черт знает, что у нее там внутри – силикон, поролон или же что-то особое и труднопроизносимое, но никак не человеческая душа, способная чувствовать.
Расстегнув ширинку, Хаято принимается надрачивать свой полувставший член, раздвигая кукле ноги свободной рукой. Чувствуя, что достаточно возбудился, он достает из ящика стола презерватив.
Как бы кукла не была похожа на человека, между ног у нее всегда будет сухо, поэтому таких куколок обычно трахают, используя любриканты. Покупкой смазки Гокудера себя никогда не утруждал – чтобы дрочить, хватало и собственной слюны. Так что, ему сейчас очень пригодились презервативы, купленные год назад, когда Хаято еще не знал, что его соседка по парте – динамщица и вертихвостка.

- Лежи спокойно, не дергайся, - натянув презерватив, Гокудера устраивается между ног куклы.
Даже, несмотря на то, что девушка неживая, Хаято чувствует извращенное превосходство маньяка над жертвой, пьянящее не хуже выпитого виски.
- Ах да, ты же не можешь шевелиться, - Гокудера ведет кончиком языка по идеально гладкому подбородку, прихватывает губами мочку уха.
Никто не узнает о его невинном развлечении. От этой мысли срывает все тормоза.
Засаживает Гокудера резко, входя полностью. Прохладный эластичный материал податливо растягивается, принимая в себя возбужденный член.
Не проходит и полминуты, как Хаято с хриплым стоном кончает, со всей силы вбиваясь в искусственное тело. Пульсирующий оргазм разливается в животе сильной тошнотой. Рывком он вытаскивает член и бежит в ванную, где его желудок извергает на пол весь выпитый виски.
Все-таки стоит хоть раз в жизни послушать Шамала и бросить пить. Гокудеру рвет после каждого приема алкоголя – не нужно быть медиком, чтобы понимать возможные последствия.

Придерживаясь за стену, он возвращается в комнату за лекарством. При виде лежащей на полу куклы становится мерзко и снова начинает тошнить. Ее ноги все также раздвинуты, из резинового влагалища выглядывает презерватив, соскользнувший, когда Гокудера рванул в ванную.

Внутри все замирает при виде слез, струящихся по щекам девушки. Страх и унижение читаются в ее помутневших от боли, непередаваемо живых, глазах.
- Прости меня, - Гокудера стаскивает с кровати простыню и присаживается рядом на корточки, - прости.
Он берет в руки чужую, нежную на ощупь ладонь, даже не удивляясь тому, что пальцы куклы реагируют на прикосновение, сжимаясь в кулак.

Для Гокудеры уже не имеет значения, является ли происходящее нормальным для человекоподобных кукол или же в его игрушку вселился злой дух. Хаято отправится в психушку, если немедленно не избавится от нее, а все остальное не так уж важно.

Гокудера закопает ее где-нибудь за городом, чтобы больше никогда не вспоминать о произошедшем. Замотав куклу в простыню, он берет лопату и засовывает все это в большой мешок. Если поторопится, еще успеет на последнюю электричку.

@темы: Фанфики, Reborn

URL
Комментарии
2012-02-13 в 06:15 

steinvor
wer brachte euch freiheit wer brachte euch Lohn das waren wir kommunisten und die sowjetunion
изнеможенно - в изнеможении
прожигает до кости - сравнение, значит добавляется "словно"

2012-02-13 в 13:51 

Лейтенатор
Глазированный сурок
ооо, оно совершенно прекрасное, лучи любви)))

2012-02-13 в 14:14 

Анончик
Стриженые газоны будут услаждать взор пешеходов, пока те будут ломать ноги на тротуарах
Я тоже с лучами любви к вам, можно?)
Оно страшно прекрасное.)

2012-02-13 в 22:25 

Опиумная Лилия [DELETED user]
Честно говоря, я поржал над сочетанием названия, пейринга и жанра, но оно прекрасно :3

   

Заметки о долбоебах, тараканах, аниме, пиздостраданиях и барсучьем жире.

главная